Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

trees

Русский мир

Сначала я решил ни слова не говорить об этой книге. Я вообще ее сначала не смог дочитать. Потом все же взял себя в руки, заставил и дочитал. И решил ничего не говорить... Подумал еще. Это - некоторая активность автора, он выложил свои мысли и хотел бы, чтобы с ними ознакомились. И я подумал: пусть не я буду тем, на ком споткнется эта активность.

Кроме нескольких цитат, я скажу о втором плане этой книги, о ее фоне. Книга так сделана, что вторым планом, фоном выступает ее содержание. Первый план - автор. Представьте себе лекцию и ведущего ее лектора. Лектор таков, что основное, что он доносит до слушателей - это свою собственную личность. Главным впечатлением от лекции остается поведение лектора - он кашляет, перхает, заикается, утирает пот, спотыкается о шнур на сцене, он читает стихи, рассказывает о своем детстве, показывает фотографии родственников, рассказывает любимые анекдоты, объясняет рассказанные анекдоты, роняет маркер и лезет под стол его искать... Слушателю хочется сказать: Лектор, ну ты подвинься немного, во весь экран твое лицо, а я бы хотел хоть немного посмотреть на то, о чем ты говоришь. Ну я же тебе не жена; возможно, любимому человеку всласть смотреть только на тебя, но ты ж на лекции, дай посмотреть, что ты на доске пишешь, ну подвинься ты в сторону, а?

И вот об этом, первом плане, который сильно мешает увидеть второй план - о лице автора - я ничего не скажу. Несколько слов о втором плане - содержании книги. Дается собственное понимание истории России. Вводятся базовые понятия - бозонный и фермионный аспекты социальной жизни. Бозонный - связанный с функционированием легальных социальных институтов, фермионный - связанный в основном с личными, асоциальными импульсами. До некоторой степени это как у Гумилева - пассионарии и "нормальные люди". Очень многое в Революции и Гражданской войне объясняется через эти понятия: десятки процентов населения страны - "фермионные люди", в результате слома регулярной власти они вышли на поверхность, говоря марксистским языком - люмпенизированные массы. И дальнейшая история - Террор - это попытки новой (советской) регулярной власти справиться с разгулом люмпенов. Ясное дело, с перегибами на местах и невозможностью сказать народу, что надо его, народ, несколько порешать. Появление этих фермионов логично и необходимо - когда не работают социальные институты, их задачи берут на себя отдельные люди. Вот такие. (Автор еще пользуется словарем Лукьяненко и говорит о силах Света (регулярные общественные институты) и Сумрака).

Разумеется, в книге не только это. Расклад сил, имевшихся перед революцией, мучительное осмысление, почему не получилось... Кратко говоря - слабость. Те, кто мог и был должен, оказались слишком слабы. И не только про "дореволюции", есть рассуждения о том, что после. Партия - церковь атеизма, атеизм - такая вера, конкурент христианства. И потом - про коллективизацию, про интеллигенцию... Загадка Сталина: что вообще это было? Попытки разгадать: это результат умелой работы с кадрами.

Автор решил честно выстроить собственное понимание недавней истории России. Начал с базовых понятий, поскольку существующие не подходили - создал новые. Созданные модели теоретически мыслимых ситуаций протащил через собственный социальный опыт, в результате модели существенно уточнены и дополнены. В целом, насколько можно судить, в данном изложении история России соразмерна личному опыту автора. Как мне кажется - насколько я сумел разглядеть текст за лицом автора - вся картина очень понятная и, так сказать, ожидаемая. Настолько, что мне представляется - не надо было этих самопальных понятий и танцев с бубнами, понятная же картина получилась, да кто ее не видел-то...

Книга находится по адресу: https://disk.yandex.ru/i/CbHMpuiJoSoHsg https://russhatter.livejournal.com/291024.html
Collapse )
trees

Популярность против техничности

Портер. Как наука стала технической.
Показано, как это происходило в ХХ веке. Описана такая оппозиция интересов. В обществе "с политикой" ученые занимают позицию "мы только специалисты" - уходят в техничность для защиты от участия в политике. В то же время этот выбор препятствует популяризации. То есть концепция публичной науки оказывается противоречащей внеполитичной науке. Такая игра.
Collapse )
trees

Чувство слова

Обзор о зеркальных нейронах. Старый уже, но я не знаю на русском свежее.
Это, видимо, одно из крупнейших открытий в нейронауках. Прежде всего это - основа "чувства речи", то, благодаря чему мы запоминаем слова не как пустые знаки, а как некие смыслы. Ну и до кучи - подражание, эмпатия, роль в аутизме и пр. и др.
В теории происхождения языка в связи с этими нейронами оживились всякие жестовые теории. Но вроде бы это слишком упрощенный путь, другое дело - да, слово проникает во всё тело, имеет существенную телесную составляющую.
Collapse )
trees

Русские виноваты

По мнению автора, характер иезуитов XIX в. - противостояние либерализму, консерватизм, жесткий, застывший, не подверженный реформам характер - обязан русскому влиянию. После запрета орден сохранился лишь в России, потом был восстановлен во многом благодаря этому отделу общества, так что иезуиты действовали в условиях абсолютной монархии и набрались, несчастные, этого русского духа.
Collapse )
trees

Цифровая меланхолия

Машина влияния. Книга о... развитие информационного общества, первая (типографии), вторая (телевидение и пр.) и третья революции. Что зачем и как. О том, как это дело меняет человека. Органопроекция - крюк это согнутый палец, лопата - ладонь... Автомобиль яволяется частью тела владельца - он чует боками, паркуется автоматически и воспринимает хулу на авто как личное оскорбление. И все цифровые гаджеты начиная со смартфона - такие же. проекции нашего мозга. Расширения личности. Человек теперь не тот. что прежде.
Collapse )
trees

Общество из симпатии

Книга по социопсихологии; автор - медик. Цель книги - описание общества, построенного на отношениях симпатии, а не антипатии, как современное общество.
Цель величественна, реализация - ожидаема. Но автор старался.
Поскольку задача огромна, автор пытается отыскать корни тех идей, которые создали современное общество антипатии. У него выстроена линия: соблазнители современности, уничтожители нормальной социальности - два великих, Маркс и Дарвин. Книга много внимания уделяет Дарвину (борьба за существование, конкуренция как основа эволюции, перенос на социальные процессы в обществе) и по сути делает Дарвина предшественником фашизма. Докинз и социобиологи в этой трактовке - последователи такого фашизирующего влияния дарвинизма на общество.

Автор пытается разрушить стереотипы, которые, по его мнению, используются для представления "общества антипатии" как вытекающего из научных данных, разрушить генетический детерминизм, выстраивает иную картину мира: гены - лишь один из факторов, разговор о регуляции, о внешних воздействиях на гены, об эпигенетике. Автору это нужно, чтобы сбросить наваждение - картину мира, где одинокие гены уничтожают друг друга и выживают сильнейшие.

затем - много рассуждений о поведении человека и животных, смысл - одиночество разрушает. воспринимается как боль, ведет к депрессии и гибели. Агрессия является борьбой за общение. Так описывается поведение людей в обществе. Затем - экскурсы в состояние современного общества, проблемы образования и медицины.
Если очень кратко, то - по мнению автора - проблемы современного общества от эгоизма и одиночества, и надо не усугублять. внушая людям. будто это"наука доказала", а надо относиться друг к другу внимательно, с симпатией - тогда совершенно иначе выстроятся общественные отношения
Collapse )
trees

Бонгард, Левин, 2021

Новое понимание машины в XXI в. то, результат работы чего можно предсказать. Законы - тоже машины. Настоятельно обсуждается, в чем плодотворность понимания живого как машины - в чем различия.
Collapse )
trees

Эпистемология на сегодня

Сборник 2018 г. То есть свежий. Надеюсь, авторы имеют представление о современном состоянии области на английском - некоторые точно имеют. Так что, просматривая том, можно составить представление - как в 2018 г. выглядит мировая эпистемология.
Впечатление. Развитие остановилось в 70-80-е годы ХХ в., ничего больше не было. Встали намертво, ни одного живого слова (не считать же феминизм и социологические выверты чем-то серьезным).
За рубежами отечества многим занимаются еще плоше, чем в отечестве: темы совершенно не модные и никому не нужные.
Хотя вроде бы теория познания должна как-то соотноситься с методологией науки - однако никак.
Судя по этому тому, теория знания - на уровне кухонных разговоров, причем плохоньких.
Collapse )
trees

Жизнь там есть, хоть и бестелесная

В конце XIX в. была просто эпидемия спиритизма - множество людей могли рассказать о загробной жизни. Медиумы, столоверчение и прочие дела. А потом это как-то пропало - наверное, локальные практики сохранились, но из фокуса общественного внимания выпало. И интересно - а сейчас как, нету там прогресса?

Есть. Методики стали лучше, сообщения менее сбивчивы. Вот книга - автор жизнь положил на беседы с вспоминающими свои прежние жизни. На мой взгляд, как-то мало деталей, нет ощущения, что это в самом деле воспоминания, скорее - прочитанное и забытое. Но это ладно, пусть люди радуются. Зато автор от многой практики даже статистику может навести. Большинство живущих, говорит - молодые души. И особенно много рассказывает о наставничестве. И прочие подробности - как души живут группами связанных единомышленников, как старшекурсники учат младших и так далее

Про скорое наше будущее - что-то про оскудение ресурсов и жить мы будем в куполах...

Книга Майкла Ньютона
Collapse )