Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

trees

Неокцидентализм

Маргарян. Современные номотетические подходы
Это обзор самых крупных концепций "не-европоцентристской" истории. В основном это рассказы о том, что не особенный тип мышления, не создание капитализма или науки привели к европейскому доминированию, а ограбление колоний.
Но этот простой тезис иногда идет с разными вариациями.
Collapse )
trees

О поведении крыс

Ксения Соколова: А как вы считаете, такие качества в человеке, как честь, совесть, порядочность, - это генетика или их можно воспитать?
Владимир Буковский: Это природное. Эксперименты были на животных. Тысячи крыс запускали в камеру, разделенную стеклянной перегородкой. В одной половине пол - металлическая сетка, на которую можно подать ток. В другой половине - кормушка. Когда в кормушку подается еда, на пол в соседней камере поступает ток. И вот тысячи крыс проводили через все это дело и смотрели статистику. Десять-двенадцать процентов крыс, увидев это один раз, поняв корреляцию между страданием соседки и своим насыщением, перестают есть вообще. Самый большой контингент - это те, кто сначала был в камере с током, а потом попал в камеру с едой. Это самый большой процент из тех, кто отказывается есть.
Ксения Собчак: То есть те, которые прочувствовали "корреляцию" на своей шкуре?
Владимир Буковский: Да. И остальные - как жрали, так и жрут, куда их ни сажай
Ксения Собчак: Я обожаю крысиные эксперименты. Ваш будет одним из самых интересных в моей коллекции. Но мне нравится другой. Крыс сажают в некую емкость, из нее выходит длинный черный туннель, который ведет в другую подобную емкость. Крысы из любопытства лезут в туннель, где их бьет небольшой разряд тока. Причем чем дальше они пролезают, тем удар током становится чувствительнее. Так вот, крысы моментально делятся на две группы. Есть большинство, которое, поняв, что там делают больно, теряет всяческий интерес к этому туннелю. Но есть процентов двенадцать (может, это ТЕ САМЫЕ), которые упорно, несмотря на боль, проходят весь этот туннель и, что поразительно, потом путешествуют туда-обратно свободно, спокойно, не испытывая страха перед разрядами.
Владимир Буковский: Был еще лучше эксперимент. Французы поставили. Схема такая: крысу от камеры с едой отделяет водное препятствие. К еде надо плыть под водой. А крыса боится воды. Как раскладывается крысиное общество в такой ситуации? Появляются те, кто сами никогда не поплывут - они заставляют других плыть и приносить еду. Соответственно, есть те, кто подчиняется и доставляет еду. И появляется группа тех, кто сами не боятся плавать и едят, но еду не приносят. И как их старшие товарищи ни бьют, заставить их нельзя.
Ксения Соколова: Экстраполируя "крысиные схемы" на человеческое сообщество, получается, что изначально существует несколько видов "человеческого материала" разного качества. От одних людей совершенно невозможно требовать того, что для других - естественное поведение.
Владимир Буковский: В этом - намек крысиных экспериментов.
Ксения Соколова: Следующий шаг - трезво на себя взглянуть и осознать, к какому классу ты относишься. Есть тип людей, для которых принципиально не лгать себе и не соглашаться с ложью. Это не демонстрация морального превосходства. Это просто физиологическая данность, свойство данного человеческого типа.
...Владимир Буковский: Мы в свое время пытались убедить Ельцина, что необходимо провести суд над коммунистической системой, что ее нужно осудить, признать криминальной. Провести люстрацию. Если бы это было сделано, гэбэшники к власти не пришли бы в 2000 году. Ельцин не решился. ...Было две причины. Когда к нему пошли его помощники с этой идеей по моей натырке, вернулись мрачные. Я говорю: "Что, хозяин не одобрил?" - "Сказал, не надо раскачивать лодку". ...Ельцин, конечно, был политический человек. Он понимал, что этот процесс приведет к тому, что люди, подобные ему, в политике быть не смогут. Он был на вершине системы, и, если бы система была признана преступной, ему самому места в политике не было бы. Это первое. Второе - на него очень давил Запад. Шли сотни телеграмм через посольства российские. Требовали не открывать архивы, чтобы не вскрывать преступления, чтобы никакого суда не было. Потому что Запад был повязан с ними гораздо больше, чем вы думаете. Эти две причины и привели к тому, что власть вновь оказалась в руках ГБ.
...- А насколько существующие на сегодня в российском обществе "понятия" соответствуют идеологии реального воровского мира?
Владимир Буковский: А воровской мир кончился. ...Воры как средневековое сообщество, гильдия, каста пережили Ивана Грозного, Петра Великого, Екатерину II, Ленина с Троцким и даже Сталина. Хотя тот сильно старался их истребить в какой-то момент. Они не пережили Ельцина.
...Дело в том, что коронованному вору, как патриарху Кириллу, нельзя прописку иметь. Ворам категорически запрещено входить в деловые отношения с ментами, с властью. У вора должен быть кристальный авторитет, он должен быть неподкупен. А в девяностые власть и криминал слились, образовав единый континуум от преступного мира до Кремля. А ворам так нельзя.
Ксения Соколова: А почему это случилось именно в девяностые?
Владимир Буковский: Потому что на кону оказались деньги большие. И ребята поплыли, не выдержали. Что такое общак в брежневское время? Пятнадцать тысяч рублей, двадцать тысяч. А здесь? Двести миллионов долларов! Это кто же видел такие деньги?! Человеческий материал не выдержал. Воры девяностых вскоре сели в советы директоров "Газпрома" и так далее.
https://snob.ru/magazine/entry/52352
trees

Вот еще книга

Это выписки из дневников и воспоминаний очевидцев первых послереволюционных лет, о красном терроре.
С.В. Волков. Красный террор глазами очевидцев. Издано, как я понимаю, в 2009 г.
http://e-libra.ru/read/211469-krasnyj-terror-glazami-ochevidcev.html или http://litrus.net/book/read/157968
Вот абзац из ведения.
tempFileForShare_2017-06-17-18-20-08_resized
А текст читать мне было жутко тяжело. Поэтому ничего не могу сказать о тексте. Тяжело вот почему. Есть такой фантаст - Петухов. Писал он, помню по 90-м годам, жуткую чернуху. Всякие макабры, пытки, мутанты, расстрелы и проч. Ну, это ведь фантастика, причем такого вот жанра и качества. Книга попала в руки, я ее полистал, поморщился, удивился, еще полистал - что, правда там вот прямо так вот все до конца? - да, вот так. Ну и закрыл, чтоб больше не видеть.

В воспоминаниях совершенно живые, реалистические, правдивые впечатления и воспоминания о такой вот чернухе. Не художественный вымысел, а просто описание людей, этих чекистов, которые производили пытки и расстрелы. Не знаю, получилось ли объяснить. Когда чей-то больной вымысел - отодвигаешь книгу, чтобы не видеть дряни. Но тут-то воспоминания о виденном. С фамилиями тех людей.

Это всё, что я могу сказать о книге. Мучался с ней долго, подряд читать не смог. Пару-тройку страниц, что-то другое поделаю, еще страницы четыре, все, больше не могу.


Collapse )
trees

(no subject)

Мне хочется опять увидеть лес осенний,
И золото берез, и алый лист осин...
Листвы почти уж нет, Стволов неясны тени,
И солнца луч плывет из призрачных глубин...

Шуршит опавший лист чуть слышно под ногою...
Мне чудится, что это я в лесу брожу опять...
И снова вижу я все сердцу дорогое,
Что в этой жизни мне уж больше не видать...

И горько мне порой, что стали недоступны
Леса, луга, поля - моей Земли краса...
Я знаю, что печаль моя почти преступна,
Что будет мир иной, иные чудеса...

Но иногда встает неясное сомненье -
И этот новый мир так чужд и так далек...
Я знаю - не вернуть ни одного мгновенья,
И тяжек стал мне день, и неизвестен срок...

Октябрь 1980 г.