Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

trees

Милота вместе со стыдом, сентиментальность, а под ней -

Инухико Ёмота. Теория каваии
Профессор занялся пониманием каваии. Нашел это слово на границе красоты, милоты, гротеска и стыда.

А потом увидел кавайные рисунки на стенах Освенцима и ужаснулся.

Его мнение - что это очень нехороший симптом - кавайность культуры.
Collapse )
trees

Наука как искусство

История о даме, которая пыталась изучать влияние радиации на насекомых. Дама находилась за границами научного сообщества. Укрепиться в сообществе ей не удалось, у нее возникли сомнения в обоснованности самой научной деятельности. Насколько можно понять, теоретические основания работы были не ахти. Дама пыталась делать науку как искусство, затем пришла к весьма маргинальным взглядам. Одинокая и непризнанная.
Можно говорить "так ей и надо", можно сожалеть "ей надо было учиться", а можно посмотреть, как взаимодействует социальный институт науки и личное желание изучить некий вопрос. какие импульсы познания есть у современного человека и каковы их перспективы в рамках социальных институтов.
Collapse )
trees

Экая же красно-черная математика

КRОЕВЕR А.L. Style and Civilizations.N.Y. -1957. -Р. 57-82.

в Восточной Азии развитие математики шло совсем иначе, нежели западнее, где влияние греческих математиков распространилось в Европе, в Индии и мусульманских странах и породило если и не полностью единообразные, то, во всяком случае, взаимосвязанные системы. Свидетельство это исходит от профессиональных математиков, Миками и Д.Э. Смит, и высказано, соответственно, в 1912 и 1914 гг. Таким образом, его нельзя заподозрить в том, что оно само навеяно концепцией Шпенглера.

Если коротко, история такова. Примерно до 1200 г. н.э. китайская математика была весьма скромной и вряд ли выходила за пределы арифметических действий- В течение ХП1 в. в Китае возникла некая разновидность алгебры неведомого происхождения, известная как метод "небесной стихии". Ее кульминация связана с именами Ch'in Chiu-shao (1247) и Chu Shih-chieh (1303), Наиболее характерная черта этой алгебры – использование "монадической" единицы для представления неизвестной величины. Операции производились как с положительными, так и с отрицательными величинами, обозначавшимися черным и красным цветами. Трудно представить, чтобы эта алгебра целиком и полностью была чисто местным китайским порождением, но в ней почти нет арабских или индийских символов и способов вычислений. Это алгебраическое учение никогда не входило в классическую систему китайского образования; нет упоминания и о его сколько-нибудь серьезном технологическом, астрономическом или практическом приложении. Немногие знатоки передавали ею непосредственно тем, кто хотел и мог изучать его для себя. Эта алгебра не фигурировала среди экзаменационных предметов, которые сдавали претенденты на чиновничью должность. Лишь немногие понимали ее. Она считалась неклассическкм и плебейским учением. Официальные ученые часто пренебрегали ею, и в конце концов она была забыта. Когда некоторое время спустя к ней вновь возник исторический интерес, оказалось, что некоторые из базовых текстов утеряны. Лишь в XIX в. они были обретены вновь благодаря корейским переизданиям.

Из Кореи это искусство (или наука) проникло в Японию. Там оно теплилось в течение некоторого времени, пока не расцвело вновь к 1600 г., в начале периода Токугава, и не было развито дальше рядом японских математиков, величайший из которых. Секи Кова (1642-1708), был современником Ньютона. В дальнейшем ученые развивали разнообразные ответвления этого метода вплоть до эпохи Мзйдзи (1868), а кое-какие оригинальные разработки продолжались в XIX в. и позже. Вероятно, некоторые из этих японских математиков происходили из хороших семей; но в целом алгебраическое искусство считалось, как и в Китае, своего рода плебейским интеллектуальным спортом. Как н в области шахматного искусства на Западе, здесь существовала своя литература, свои школы и признанные мастера.

Трудно описать словами чужую математическую систему. Некоторый намек на отличие этой алгебры от всех других дают следующие примеры. Данная система имела дело с эллипсом, циклоидой, цепной линией н другими кривыми – но не с параболой или гиперболой. Она исследовала цилиндрические, но не конические сечения. Для измерения длины окружности и площади круга применялись вписанные квадраты и их производные, но не использовались ни шестиугольники, ни (как правило) описанные многоугольники. Некоторые из этих особенностей не кажутся поразительными, однако они свидетельствуют о независимости этой системы от западной математики. И прежде всего в восточноазиатской алгебре нет следов ее происхождения из геометрии. В ней нет даже сознания наличия какой-либо геометрии. Фактически восточноазиатская цивилизация не обладала систематической геометрией вплоть до того времени, когда евклидова геометрия была последовательно внедрена европейскими миссионерами.

КРЁБЕР А. СТИЛЬ И ЦИВИЛИЗАЦИИ
trees

(no subject)

Благодарю тебя, судьба,
За то, что ты дала так много:
Всё было - радость и борьба,
И ввысь зовущая дорога.

И не всегда был прям мой путь:
Он был извилистый и трудный;
Порой тоска врывалась в грудь,
Но я не знала серых будней.

И труд законом жизни был -
Ума и рук, души и тела;
Порой казалось - нет уж сил,
Но я сдаваться не умела.

Я шла, вбирая всё вокруг,
С открытым сердцем и глазами,
И каждый встречный был мне друг
Под стран различных небесами,

Звучали краски; звук сверкал
Как радуг яркое сиянье,
И дух блаженно постигал
Искусств извечное слиянье.

И вот теперь, когда глухой
Я стала, и почти незрячей,
И мир, любимый страстно мной
Природы в эту жизнь утрачен,

Стихи могу еще читать;
В них звук таинственного зова,
И новь нисходит благодать,
Душевный мир нисходит снова.

февраль 1981
Е.Л.