ivanov_p (ivanov_p) wrote,
ivanov_p
ivanov_p

Category:

Может быть, так и было. Игры профессоров на факультетах

Если смотреть биографию Е.С.Смирнова, профессора энтомологии в Московском университете, то там получается немного странная вещь. Для подробного изъяснения нужно много слов, а если коротко - у него были определенные дела, увлечения, и вдруг он практически все забросил и стал очень интенсивно заниматься подготовкой монографии "Таксономический анализ". Причем идеи у него были весьма содержательные и многообразные, а эта книга - грубо говоря, о статистике, применение некоторых математических методов к распределению морфологических признаков по таксонам. Не слишком интересная тема, но книгу он готовил очень напряженно, издал - а потом как-то и умолк, это была последняя крупная работа, потом он выдыхал, потом болел... Всё.

В те годы очень, очень многие ученые самых разных научных школ и направлений занялись применением математики к биологии. сейчас та математика кажется немудрящей, но в те годы это было прямо поветрие. Статистика, числа, обязательно чтобы статистика. У студентов- курсовиков, у дипломников, аспирантов - чтобы обязательно были в работе числа, статистический анализ, это было прямо как знак качества - если есть, работа проходная, все в порядке, нет - тут что-то не так, надо смотреть, в чем дело. И сложившиеся уже ученые тоже вдруг стали все работать с числами. Конечно, и до того математика в биологии имела место быть и были исследователи, которым она была нужна, но с конца 60-х это прямо стало поветнием - самые разные люди вдруг заглублялсись в математику и статистику. И тебе популяции считать, и тебе всякая фенетика, и вредители под корой учитываются со статистикой, и температуру измерять и низачем ее добавлять.

Я все думал - наверное, из-за рубежа пришла мода. Дошла наконец. Всякая популяционная игра, бихевиоризм, генетика - численные методы. Мировая науука приказала быть точными. Но вроде другая гипотеза имеет место быть. Из-за рубежа к нам не очень проникало, мало к кому и моды не образовывало. Кажется, была совсем другая история.

Дело в том, что лысенковцы занимали очень многие ключевые должности в университете. Лысенко был снят в 1965. Но его последователи и ученики сидели, занимали места заведующих кафедрами, многие профессора давно и прочно ассоциировались с генетиками. Надо было их вытеснять. За то, что лысенковец - не снимали. Сняли только Лысенко, и то он стал просто завлабом, что было для него чудовищным понижением, однако - он остался в науке, а уж последователи - тем более.

Кажется, в среде антилысенковской профессуры искали средство. Задача мыслилась так: как избавиться от лысенковцев? Профессоров, их учеников, кандидатов, аспирантов - как это все вывести? Они ведь воспроизводились, защищались на кафедрах, писали статьи, делали доклады. Решение было такое: надо создать какую-то иную стилистику научных статей. Наука должна выглядеть иначе. Старая классическая русская теоретическая биология, сложившаяся на базе сравнительной анатомии и эволюционной теории, создала собственный научный язык. Его взяли и лысенковцы - они же были членами того же научного сообщества. Так что лысенкоизм говорил в стилистике классической русской биологии. Если говорить в том же стиле - отличий не будет видно.

А нужен стиль, заметный сразу, понятный молодым исследователям. Новая научная мода. Чтобы тут же читалось: вот язык современной науки, а вот замшелые остатки прежних заблуждений. Просто разоблачениями этого не достигнуть, там совсем другие игры. Содержательное опровержение - работа многих лет, и споров будет очень много, это буквально десятки лет споров и множество экспериментов. (К тому же, если честно, дело ведь известное - никого не опровергают, просто вымирают сторонники взглядов, которые потом признаются ошибочными) Нужно было не это, нужна новая волна, чтобы смыла весь прежний стиль, чтобы на нем было неудобно разговаривать.

И была придумана числовая революция. Внедрялся новый стиль, работы были не очень содержательные, но обязательно с числовыми расчетами. Подчеркнуто мало содержательного текста, но даже банальные формулы старательно написаны. По стилю новые работы радикально отличались от прежних - можно разложить перед собой монографии 60-х и увидеть, как числовые методы затопляли науку. В самом деле, стиль (довольно велеречивый) последователей Лысенко был сделан устаревшим, малопригодным. Они по-новому работать не могли - к тому времени у них в активе было в основном обсуждение старых экспериментов, всякие работы по поводу трактовок, обобщений и интерпретаций готового экспериментального пула, так что они и математикой той не владели, и нового материала у них не было. А молодые - как раз на свежем экспериментальном материале выдавали бесконечные эти формулы. Пусть даже не всегда нужные, зато обозначающие стиль. И под это дело было очень удобно разбираться с лысенковцами, вытесняя их из сообщества. Ведь сказать "такой-то - ученик такого, а он лысенковец, и потому..." - неудобно, так говорят среди своих, а вот в общей открытой аудитории такое не говорится. Зато прекрасно говорится "не владеет современными методами исследований".

Разумеется, эта штука была придумана не просто против лысенковцев. В численных методах был и содержательный смысл, и были хорошие исследования, сделанные в этой манере. Всё же не цыгане, лошадь надувать. Это соответствовало многим западным течениям. Это отлично увязывалось с объяснением начальству, зачем мы есть - красиво выглядит, когда крючки и графики, солидно, это даже в обкоме понимают, что красиво и солидно. Прям как инженера какие. Так что придумывался, конечно, не обман, а именно новый формат научных работ, в котором бы было затруднено воспроизводство лысенкоистских кадров.

Собственно, гипотеза - всё. При случае можно пробовать проверить, вроде бы, по отдельным намекам в воспоминаниях, это произносилось в соответствующие годы и в явной форме. То есть были люди, которые в самом деле вели такую вот сознательную политику. Конечно, были и люди наивные, уверенные, что в самом деле так для-ради научного прогрессу надо, такие есть всегда. Конечно, множество людей и по сю пору самым искренним образом уверены, что просто это и есть стиль науки, и другого по объективным причинам не может быть. Собственно, так и выглядит научная мода - вводят ее немногие, понимающие, зачем, а прочие находятся в уверенности, что это объективный мир повернулся вот этим боком.

Да, начал-то про Смирнова... Надо закончить. В общем, с ним все понятно. Он был видным ламаркистом и его считали в одной упряжке с лысенковцами - хотя он с ними, сколько помню, не был, но как ламаркист выступал единым фронтом. И в балансе факультетских подковерных игр решался вопрос - его тоже вытеснять или оставить пока. И он напрягся и срочно в 1969 г. издал свою чрезвычайно математизированную книгу, стал учить аспирантов с упором на математический анализ. И в самом деле - вроде бы его если и помяли, то в кулуарах, снаружи он не пострадал, нормально доработал. В 1970 г. он ушел на пенсию, но до 1977 г. оставался профессором-консультантом кафедры.
Subscribe

  • Отсутствующее содержание: теория колонизации

    Эткинд А. Внутренняя колонизация. Имперский опыт России. 2013. Книга очень легко читается, в ней масса интересных наблюдений и тонких замечаний.…

  • Дневник донынешней эры

    Дневник путешествующего философа. Цивилизованный и благоразумный человек пускается в кругосветное путешествие. И может ли он отыскать более достойное…

  • (no subject)

    Видимо, можно использовать как очень краткий популярный обзор, показывающий состояние наук о мозге, с упоминанием крупных изменений за последние 30…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments