ivanov_p (ivanov_p) wrote,
ivanov_p
ivanov_p

Category:

Совершенно неожиданно

Много лет читаю книги и статьи по цветоведению. То специально Нюберга искал, потом стал читать по возможности подряд... И вот открываю очередную книгу. Современный учебник, который уже по счету. Другие учебники я смотрел - ничего неожиданного мне там не встретилось. Начинаю лениво листать - введение, ну да, Аристотель, Гете, Ньютон, Юнг и далее, всё как обычно.
А потом, на одной из первых страниц - хлямсь!.. Просто глаза хочется протереть. Вернулся к началу - ну да, современная книга, учебник...
Как оно... как теперь пишут-то...

Ильина О.В., Бондарева К.Ю. Цветоведение и колористика: учебное пособие / ГОУ ВПО СПбГТУРП. СПб., 2008

1.1. Ньютон или Гете?
Однажды Гете, желая повторить опыт Ньютона, посмотрел сквозь призму. То, что он там увидел, вылилось за последующие 20 лет работы в обширный труд «Учение о цвете». Гете придумал самые разные опыты, хитроумные приборы и приспособления, нарисовал множество цветных таблиц, тщательно фиксируя свои наблюдения. Гете сам рассказал, как начались его занятия цветом: «Каково же было мое удивление, когда рассматриваемая сквозь призму белая стена, оставалась как раньше белой…»
и лишь там, где она сталкивалась с темным оконным переплетом, появлялись цвета. «Мне не пришлось долго раздумывать, чтобы признать, что для возникновения цвета необходима граница, и словно руководимый инстинктом, я сразу сказал вслух, что ньютоново учение ложно». Всяческие попытки привлечь к работе физиков оказывались безуспешными. Ученые мужи с легкостью подгоняли теорию Ньютона под полученные Гете результаты. И до сего дня специалисты списывают друг у друга одни и те же фразы, не желая разобраться в сути: Гете заблуждался, теория Гете устарела и т.п. Опыт Ньютона, если вспомним школу, заключался в следующем.
Поток света пропускался сначала через маленькое отверстие, а затем этот узкий пучок (луч) преломлялся сквозь призму. В результате Ньютон получил спектр из семи цветов радуги и сделал вывод о том, что белый свет разлагается на 7 известных составляющих.
1.2. Деяние света
О чем же сказали Гете описанные выше простые опыты? Свет принципиально неделим. Свет незрим. Он виден только на материальных объектах, где может проявляться как ЦВЕТ. Гете называет цвет деяниями света, потому что он возникает там, где свет наталкивается на тьму. Человек живет в полярностях. Основная из них, известная как добро и зло, имеет множество проявлений во всех аспектах жизни и во всех явлениях мира. В нашем случае эта классическая пара является глазу как свет и тьма, а их взаимоотношения выражены в красочности мира. Законы красочного мира не сводятся к формулам и длинам волн. Они всецело связаны с нашим
восприятием и с устройством органа, которым мы его воспринимаем. Гете отводит глазу особую роль. Он утверждает: «Глаз обязан своим существованием свету… в глазе живет покоящийся свет, который возбуждается при малейшем поводе изнутри или снаружи». И еще: Весь цветовой круг заключен внутри человеческого глаза! Мы можем убедиться в этом, если в темной комнате посмотрим на яркую лампу и затем, погасив ее, переведем взгляд на любую черную поверхность. Для удачного опыта надо соблюсти ряд условий. Лампу возьмите белую матовую, чтобы не видна была спираль. Обычно достаточно 40Вт. Смотрите пристально секунд 10 Многое зависит от индивидуальных особенностей вашего зрения, поэтому время засветки глаз может быть больше или меньше. Погасите лампу, повернитесь лицом к черному пятну и смотрите на него, расслабив глаза и не концентрируя их на деталях. Между черным и вашими глазами почти сразу появиться бледно-желтое марево, края которого через несколько секунд окрасятся в пурпурный цвет. Пурпур постепенно заполнит полностью желтый круг, и как только это произойдет, по контуру круга возникает новый цвет – сине-голубой. Это новый цвет также постепенно вытеснит пурпур и начнет темнеть по краям. При сильной засветке глаз сам воспроизводит последовательно эти цвета. В конце концов, все «видение» превратится в темно-серое пятно, почти черное. Может быть, для удачного опыта Вам придется потренироваться, варьируя время и степень засветки, а также расстояние до лампы и до черного пятна. Что происходит при этом с глазом и цветом – решать читателю.
1.3. Элементарное и целое
Ньютон увидел частный случай и распространил закон на все проявления цвета. Гете обозрел целое и нашел общие закономерности образования цветов. Ньютон получил 7 основных цветов – красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый. Гете выделил три основных цвета – желтый, пурпурный, голубой. Легчайшее затенение света проявляется как желтый. В природе этот цвет солнца. Наивысшее проявление света, его экзальтация – пурпурный. Это очень активная точка напряжения и борьбы, где свет испытывает наибольшее сопротивление тьмы. Максимальное высветление тьмы мы видим как голубой – поэтому небо голубое.
Круг Гете включает 3 основных цвета, из комбинаций которых складывается весь возможный спектр. Между ними легко получить красный, фиолетовый, зеленый. Каждый дизайнер желает знать и знает из чего они составляются.
1.4. Драматургия цвета
Что же из учения Гете может оказаться полезным для нас, кроме сознания правомерности CMYK? Теория Гете целостна. Она не разделяет функцию глаза, цветность мира и воздействие цвета на наше эмоциональное состояние. Собственно, дизайн существует ради восприятия. И цвет, как одна из составляющих этого самого восприятия, не на последнем месте. Чем больше мы будем знать о его сущности, тем точнее сможем пользоваться его возможностями. Вот теперь, понимая цвет как непрерывно меняющиеся взаимоотношения света и тьмы, мы готовы приблизиться вплотную к духовной составляющей миссии цвета. Теперь мы вправе решить для самих
себя, что же здесь важно – длина волны, вычисленная Ньютоном, или нечто иное?
Но прежде, чем перейти к психологическому аспекту цвета, нельзя не обозначить еще один парадокс. Современные учебники по психологии опираются на описанное Гете эмоционально-нравственное воздействие цвета и при этом с упорством рисуют ньютонов цветовой круг.
Желтый. Минимальное затенение света. Тьма допущена в царство света, чтобы оттенить его и зажечь новое качество – цвет. Свет сияет в полноте своей уверенной и спокойной активности. «Ясный, радостный. Благородство и роскошь золота. Придает теплоту всему, чего касается», – так характеризует его Гете. Желтый всегда желтый. Желтый очень неустойчив. Это заметил и Гете, незначительное «загрязнение» превращает его в цвет неудовольствия, неудовлетворенности, болезненности…».
Красный. Максимальное затемнение света. Тьмы так много, что появляется угроза погашения цвета. Гете говорит: «Цвет здоровых, энергичных, «диких». Возбуждает и обжигает». Добавим: мы используем его как праздничный (красный-красивый) и сигнальный, предупреждающий об опасности. Такая двойственность неудивительна, она заключена в природе красного, где свет максимально активен, но одновременно он напряжен и тревожен, он в опасности потерять свое лицо под натиском тьмы.
Пурпурный. Столкновение и противоборство света и тьмы на их границе. Шансы света и тьмы равны и каждый демонстрирует полноту своих сил. В этом противостоянии проявляется их власть, накал и величие. Как уже говорилось, цвет потенцируется из красного и фиолетового, в которых он содержится. Это особое действо высшего порядка, на которое не способен ни один другой цвет. Пурпур редок и в природе. Его находят в лучшем кармине и в глубоководных моллюсках. Теперь нам понятнее, почему это цвет власти – римских патрициев, императоров, кардиналов. Гете называет его «серьезный и роскошный».
Фиолетовый. Свет не побежден, но его роль меняется. Теперь он на территории тьмы. Свет минимально высветвляет тьму и очень осторожен. Многие склонны видеть в нем нечто мистическое. По Гете: «Фиолетовый возбуждает, вызывает беспокойство. Он тянет за собой, но не для того, чтобы действовать, а чтобы отдохнуть в конечном пункте».
Голубой. Свет максимально высветвляет тьму. Он заставляет тьму сиять холодным светом. «Цвет ускользает от нас вдаль (как далекое небо, море, верхушки гор). Добавим, и тянет наш взгляд за собою». Он дает чувство холода и «какое-то противоречие раздражения и покоя». В русском языке название «голубой» происходит от слова «глубь».
Зеленый. Тьма достигла максимального сияния в цвете и готова примириться с его присутствием. Свет уверен в себе. Круг пройден, и свет уже знает, что тьма не может погасить его. Свет и тьма удовлетворены действием друг на друга. Они в равновесии. И у Гете «Зеленый – удовлетворение, успокоение, равновесие». Его больше всего в природе. В древнерусском «зело» означало «очень, слишком». История непрерывного спора света и тьмы, выражающая себя в красках мира, только начата. Здесь осуществляется попытка с помощью воззрения Гете проникнуть в загадку, загаданную нам Природой или самим Господом. Почему-то мы устроены так, что наши чувства и ощущения как бы сами собой окрашиваются, а каждый цвет всегда откликается чувством.
Например, дизайнер известного рекламного агентства приписывал своей упаковке качество агрессивности. Графическое решение было построено на сочетании зеленого и грязно-коричневого, и никто не мог понять, в чем же ее агрессивность. Имея в руках такой мощный инструмент как цвет, мы обязаны знать все, на что он способен. Мы не имеем права пользоваться им случайно или по наитию. Наука о цвете не может быть абстрактной теорией. Она только затем и нужна нам, чтобы проникнуть в души и зажигать в них все цвета радуги. Делакруа и Кандинский создавали свои теории цвета, основываясь на Гете. Импрессионисты напрямую пользовались ею – Ван Гог свою палитру так и называл: «Палитра Гете» (рис. 1).
1.5. Круг естественных цветов по Гете
Рис. 1 Цветовой круг по Гете
СКЖ – основной треугольник, первичные (основные) цвета, ФОЗ – перевернутый треугольник (вторичные цвета, смешанные цвета первого порядка).
СЗ, СФ, КФ и т.д. – смешанные цвета второго порядка.
Сочетания цветов играют важную роль в создании гармонических композиций, хотя они, как ни странно, подвержены моде подобно цвету одежды.
Расположение цветов в круге относительно друг друга дает возможность выделить следующие виды сочетаний:
Контрастные сочетания. Цвета расположены друг против друга (например, Ф и Ж). Считаются взаимно дополняющими друг друга и гармоничными. Сочетания цветов, расположенных по углам либо основного, либо перевернутого треугольника (например, С и Ж), менее гармоничны. Сочетания цветов, расположенных в круге под углом 90 (для подбора сочетаний в два, три или четыре цвета), например СФ и З или ЖО и З.
Нюансовые (монохромные) сочетания (например, голубые и синие дельфиниумы). Сочетание из разных предметов и растений одной окраски (например, букет из желтых роз, хризантем, нарциссов и тюльпанов).
Красный, оранжевый, желтый и их оттенки человеческий глаз воспринимает как теплые; синий и фиолетовый – как холодные тона. У зеленого цвета есть холодные и теплые оттенки. В аранжировке главную роль играют, как правило, теплые и светлые тона, а темные и холодные – подчиненную. Хроматические цветовые тона с ахроматическими наиболее гармоничны в следующих сочетаниях: красный, оранжевый и желтый (теплые) – с черным; голубой, синий, фиолетовый (холодные) – с белым.
Еще один путь знакомства со свойствами цвета состоит в возможности сопоставить цвета и звуки. Гармонию между цветом и звуком пытался найти в своих полотнах художник М.Чюрленис, многие его картины так и называются «Прелюд», «Фуга», «Соната». Круг этих работ довольно разнообразен и велик. Впечатление зрителя, полученное от изысканных линий и изысканных же цветовых сочетаний, немедленно отвлекается от триады «линия – форма – цвет» и обращается к триаде «мелодия –
форматональность». Это тот случай, когда используемые художниками и искусствоведами понятия из обихода звукового (ритм, гармония), равно как музыкантами и музыковедами – из обихода зрительного (линия, колорит), являются не метафорическими отсылками к смежным искусствам, а дают прямые и точные понятия о явлении, запечатленном на бумаге.
Цветомузыкальным зрением обладал композитор А.Н. Скрябин. Он впервые в музыкальной практике ввел в симфоническую партитуру специальную партию света («Прометей»), что связано с обращением к цветному слуху.
Писатель В. Набоков даже каждую букву алфавита соотносил с определенным цветом: «Черно-бурую группу составляют: густое, без галльского глянца А; довольно ровное (по сравнению с рваным R) Р; крепкое каучуковое Г; Ж, отличающееся от французского J, как горький шоколад от молочного; темно-коричневое, отполированное Я. В белесой группе буквы Л, Н, О, Х, Э представляют в этом порядке довольно бледную диету из вермишели, смоленской каши, миндального молока, сухой булки и шведского хлеба. Группу мутных промежуточных оттенков образуют клистирное Ч, пушисто-сизое Ш и такое же, но с прожелтью Щ. Переходя к спектру, находим: красную группу с вишнево-кирпичным Б (гуще, чем В), розово-фланелевым М и розовато-телесным (чуть желтее, чем V) В; желтую группу с оранжеватым Ё, охряным Е, палевым Д, светло-палевым И, золотистым У и латуневым Ю; зеленую группу с гуашевым П, пыльно-ольховым Ф и пастельным Т (все это суше, чем их латинские однозвучия); и, наконец, синюю, переходящую в фиолетовое, группу с жестяным Ц, влажно-голубым С, черничным К и блестяще-сиреневым З. Такова моя азбучная радуга (ВЁЕПСК3)».
Сочетание цветов в природе, где все так едино и гармонично, помогает художнику искать пути воспроизведения цвета предмета или природных явлений красками. Очень часто художник находит для своего творческого выражения новые способы, техники, материалы. Оказывается, развитию цветового восприятия у людей помогала сама природа. В северных краях, где атмосфера воздуха была сырой и давала мягкие переходы цветовых тонов, художники вынуждены были внимательнее вглядываться в богатейшую игру оттенков цвета неба, земли, моря, далей. В общем, можно сказать, что восприятие мира было более живописным на севере, что и привело к рождению колористической живописи в Венеции, Париже, Амстердаме, Лондоне. Важным было и то, что художники вышли писать
...1.6. Солнечные цвета
Теория о трех первичных и четырех вторичных цветах, которой столь
долго придерживались, является чисто экзотерической, потому что с давних
времен было известно, что есть семь, а не три главных цвета, хотя
человеческий глаз способен различить только три из них. Действительно, хотя
нелепый цвет может быть сделан комбинацией голубого и желтого, имеется
истинный или первичный зеленый цвет, не являющийся сложным или
составным. Это может быть доказано разложением света в призме.
Гельмгольц нашел, что так называемые вторичные цвета спектра не могут
быть разложены на первичные. Таким образом, оранжевая часть спектра,
будучи пропущена через вторую призму, не разложится на красное и желтое,
а останется оранжевой. Сознание, разум и сила подходящим образом
символизируются голубым, желтым и красным цветами. Терапевтическое
влияние цветов находится в гармонии с этой концепцией. Голубой цвет
тонкий, смягчающий электрический свет; желтый
– оживляющий и
очищающий цвет; красный – возбуждающий и тепло дающий цвет. Известно
также, что минералы и растения действуют на людей сообразно с их цветом.
Таким образом, желтый цветок дает лекарства, которые действуют на
человека так, как это делает желтый цвет или музыкальный тон ми.
Оранжевый цветок будет оказывать такое же влияние, какое оказывает
оранжевый цвет, который, будучи так называемым вторичным цветом,
соответствует либо тону ре, либо созвучию до и ми. Древние рассматривали
дух человека как соответствующий голубому цвету, ум – желтому, тело –
красному. Небеса, следовательно, голубые, земля желтая, ад – или подземелье
– красный. Огненное состояние подземелья просто символизирует природу
сферы или плоскости сил, из которой она состоит. В греческих мистериях
иррациональная сфера всегда считалась красной, потому, что она
представляет такое состояние, в котором сознание порабощено похотью и
страстями низшей природы. В Индии некоторые боги – обычно воплощения
Вишну – изображены голубыми для обозначения их божественности.
Согласно эзотерической философии, голубой является истинным и
священным цветом солнца. Кажущееся оранжево-желтым солнце является
результатом того, что его лучи смешиваются с субстанциями иллюзорного
мира. В первоначальном символизме христианской церкви цветам
придавалось огромное значение, и их использование регулировалось
тщательно составленными правилами. Со времени средних веков, однако,
безразличие к цветам стало результатом потери их эмблематического
значения. В своем первичном аспекте белое или серебряное означало жизнь,
чистоту, невинность, радость и свет; красное - страдание и смерть Христа и
Его святых, а также божественную любовь, кровь, благосостояние или
страдание; голубое – небесные сферы и состояние богоподобности и
размышления; желтое или золотое – славу, плодотворность и доброту;
зеленое – плодовитость, молодость, процветание; фиолетовое – унижение,
глубокую привязанность и печаль. Черное – смерть, разрушение и унижение.
В раннем церковном искусстве цвет одежды и ее орнамент показывали также,
является ли святой мучеником, или же что именно он сделал, чтобы
заслужить канонизацию. В добавление к цветам спектра есть еще огромное
число колебаний цветовой волны, одни из которых слишком низки, а другие
слишком высоки для того, чтобы их мог воспринять человеческий глаз. И
точно так же, как в прошлом человек исследовал неизвестные континенты,

http://window.edu.ru/resource/389/76389/files/zwetoicoll1.pdf
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments