January 19th, 2016

trees

Заготовленные люди

Когда разговор заходит о продаже души и прочих таких вещах, он касается одной странной категории - возраста. Это, конечно, субъективная вещь, договорная - кто взрослый, кто ребенок, кто еще как. В определенных пределах, тоже не очень ясно. в каких, это вещи, о которых есть негласное согласие. Взрослый - кто отвечает за себя. А перед кем он отвечает? Нижняя планка, где-то на высоте плинтуса, задается обществом - есть социальные обычаи, обозначающие, что такое отвечать за себя. Другая граница - та, которую проводит сам человек. Почему он эту другую границу проводит и чем руководствуется - очень сложный разговор. Самое очевидное, что про эту вторую границу можно сказать - что каждый ее проводит по-разному, о ней не удается договориться, там нет доказательств. То есть о том, за что продавать душу глупо, а за что в самый раз, не удается говорить с привлечением рациональных аргументов; пару шагов сделаешь - и всё, дальше только "мне нравится" и "я так хочу". И потому важное дело - изыскать способы, согласно которым можно было бы хоть как-то разговаривать относительно этого внутреннего опыта. Там в самом деле все очень печально. Многие пребывают в убеждении. что надо соблюдать хотя бы требования непротиворечивости и всякие там требования логики, однако после Кьеркегора и Ницше страсть к парадоксам показала, что и логика там не способна управлять. А ведь логики крайне мало, в этих запутанных вопросах она практически не позволяет построить какие-то длинные нетривиальные доказательные цепочки, что можно видеть у теологов.

Получается, что ориентироваться можно лишь на социальные нормы. Тут тоже есть верования, что "демократия лучше", разделение властей поможет, про свободный рынок и невидимую руку. Но те, кто пытались исследовать общество на этот предмет, выражаются очень скептически.
Collapse )
Интересно. что в позитивном плане все, что может сказать Милгрем - это пальцем показать, где копать: надо создавать новые социальные институты, прежние не работают. Во всех существующих обществах души их членов уже заранее проданы. И Милгрем говорит: мы же можем что-то изобрести в этом отношении, ведь социальные нормы и институты создаются людьми?