trees

Генеалогия человечества

Книга о палеогенетике, восстановление истории генетическими методами. Важные моменты: революция примерно с 2010 года, непрерывные открытия, переворачивающие предшествующую картину. Это - главный интерес: замечательные открытия, становятся яснее многие вопросы, прежде совсем неразрешимые. Тут и соединение теории "выхода человечества из Африки" с теорией "местных предков" в иных регионах, вторжение в Европу и скрещение с неандертальцами, вторжение ариев в Индию, заселение Океании и Америки, история Африки...

Еще: заметный контраст между крайне продвинутыми техническими средствами получения новых цифр (точных данных о чем-то) и крайней бедностью теоретиеческих способов объяснения. Проще: много новых цифр, практически нет способов их осмыслить. Причем видно, что число цифр растет, а способы осмысленных объяснений беднеют. Практически способны говорить только фразы "более сходны с тем, чем с этим" - и всё. Многие привлекаемые для объяснения цифр теоретические объяснения недоброкачественны.

Третья важная черта: чрезвычайная идеологизированность построений, причем раздел проходит не между данными науки, которые сражаются со старой идеологией, а иначе: наука находится внутри идеологических противостояний, ее аргументами пользуются все стороны идеологических конфликтов. Короче, наука - совсем не против идеологичности, она внутри. Это происходит именно потому, что теоретическая, осмысляющая компонента чрезвычайно слаба. Добываются "точные цифры", которые практически ничего не значат - их пытаются сделать значащими, осмысленными - каждая сторона на свой лад, при этом, в общем, равно неуклюже.
Collapse )
trees

Неидущая модернизация

Автор рассказывает об ответах на вопрос - отчего же в России не идет модернизация. Один из ответов - в XV в. подгадили, и так по сю пору встать не можем. Подгадили сами себе открыв уникальную формулу: прогресс без свободы. Никто не смог, а мы открыли. И вот... Наше цивилизационное изобретение никак от нас не отцепится. Другой вариант ответа - нам оно не надам. То есть в теории вроде бы хотелось, если все то же самое, и плюс еще и эта модернизация. Но нет групп населения, которым прям вот сейчас оно было б в самом деле надо. А без субъекта история не течет.
При этом пикантность в том, что уже лет двадцать как порешали, что модернизация - это не о том, у нас тут проблемы глобализации решать надо. Это совсем другая игра. А мы еще из той никак не выйдем. А играть в две игры сразу, доложу я вам, на одном и том же поле одними и теми же фигурами - это ой-ой.
Collapse )
trees

Не бойтесь, вас съедят быстро

Книга про образование для образованных.
Книга бодрая, оптимистичная. Написана умело.
Автор, насколько я понял, честен и верит в то, что говорит.
Это беда...
Мир автора таков: мир быстро меняется, профессия теперь - слово из отжившего лексикона, нет способа получить одно образование на всю жизнь. Поэтому автор предлагает "зубрам" из прошлого - конкурентную стратегию: образование зубастое, быстрое, готовность мгновенно переучиваться. Сегодня ты стоматолог, завтра бетонщик, послезавтра виолончелист. Занятия вымирают, стабильности нет, побеждают веселые, активные, гибкие и готовые все время учиться.
Вся книга написана крайне бодро, неприязнь у автора вызывает единственное обстоятельство: есть халтурщики, выпускающие курсы, обещающие за три дня подготовить к той или иной профессии. Из них выходят неумехи, которые завалят ведь дело. Автор призывает быть бдительнее, не вестись на халтуру, а обращаться к нему - у него курсы дольше, но много лучше качеством.
Можно посмотреть на стратегии биологической эволюции. В ситуации, когда отбор жесткий и сильный, но направление отбора меняется слишком быстро, побеждает стратегия снижения специализации, увеличения числа потомков и быстрого размножения. "Рыбка" выметывает миллионы икринок, не заботясь охраной, случайно хоть кто-то выживает, питание без специализаций, всеядные, растут, как можно раньше переходят к размножению. Это - ответ на нестабильность условий, когда не удается выработать специализацию.
Отсюда ясно, как именно съедят стратегию автора конкуренты. Победят (в его мире), конечно, халтурщики - те, что обещают мастерство на трехдневных курсах инженеров. На рынке лимонов побеждает халтура. Автор же, победив конкурентов при использовании стратегии "увазил - стрямкал, и без нытья" - недоволен тем, что его влегкую обходят те, кто стрямкает еще быстрее.
Я бы сказал, что надо менять мир - то есть онтологию представлений о том, как устроен мир, автору надо менять. В своем мире он - неизбежно халтурщик, которого победят другие, более наглые халтурщики. Потому что рынок лимонов... Надо переходить на иные стратегии с иным устройством мира, туда, где есть правила, где есть длинные треды специализации, где можно победить тех, кто делает ставку на сиюминутный успех путем обмана и уход в другую область. Но тогда автору надо менять любимую им идеологию быстрого успеха.
Collapse )
trees

Инновации в образовании

При чтении тоненько подвывал от ужаса
Если интересует жанр хоррора - это книга об образовательных технологиях. Учебник для учителей, лучшее за век - как мы научились делать детей выученными
Collapse )
trees

Японское тело: голое в регалиях

О том, как по-разному у людей выглядят стыд, бесстыдство, достоинство. Как различно понимание того, что такое эротика и порнография. О японском теле, которое - совсем иное, нежели тело европейское. О том, как странно могут сплетаться представления о духовной красоте и красе лица.
Collapse )
trees

Язык неочевидного

Про схоластику XVII в. Книга большая, 700 страниц, и вообще-то для внимательного чтения, профессиональная, так что выцеплять изюм не хотелось бы. Основная идея - что в XVII в. схоластика переживала расцвет (ну, как... очередной расцвет), это была форма знания, отличающаяся от науки, философии. "Другой облик" того, что сейчас называется семиотикой, - и пошире, чем эта современная наука.
Этого "никто" не прочел тогда, и не читают сейчас. Огромная область рациональных рассуждений, куда не заглядывали читатели и изучатели.

В частности. книгу можно рассматривать как развернутый ответ на вопрос: каким языком говорить о неочевидном и что такое очевидность?
Collapse )
trees

Возраст Земли - 20 миллионов...

Есть такой момент - споры о возрасте Земли между учеными и приверженцами разного рода религиозных воззрений. Для меня в этих спорах есть сомнительный момент. Я бы назвал его хрупкостью научных воззрений. Обычно ученые с крайне уверенным видом говорят об открывшихся им истинах - и очень уверенно говорят о том, с какой критичностью они подходят к своим взглядам. Находясь на уровне сегодняшних взглядов, ничего с этим сделать нельзя - все мы находимся в определенном месте истории науки, и что она об этом говорит - понятно.
Но был интересный момент. В конце XIX в. наука уже была настоящей наукой. Не было современного физического атомизма и квантовой теории. И можно посмотреть - что же говорили о возрасте Земли ученые, обладающие научным методом в полном объеме.
Глядя на идеи Кельвина, - а также на аргументы Дарвина, - я думаю: насколько же хрупки аргументы науки. Это не делает сильнее мнения религиозных доктрин, - но разве от этого легче?
Collapse )
trees

О времени

Автор пытается построить теорию времени, не восходящую к Аристотелю и Платону (тем самым не-августинову), многомерную теорию времени. Делается это в рамках критической агиографии.
Collapse )